Антиреклама за 5.5 миллионов

Управление по делам религии Алматинской области заказало изготовление документального фильма. Цель – отговорить молодёжь получать религиозное образование за границей.

Что хотят донести?

В документации указано, что нужно «донести» до молодёжи нежелательность получения заграничного теологического образования. Авторы объявления предполагают, что изучавшие богословие в иностранных учебных заведениях имеют взгляды, не соответствующие традиционным взглядам казахстанского общества. Что имеется в виду под традиционными взглядами не уточняется.

При этом съёмочная группа должна выдержать баланс – не отговорить молодёжь от заграничного образования окончательно, а предложить получать его только после окончания религиозного учебного заведения на родине. Одной из целей ставится улучшение репутации отечественных ВУЗов, где можно получить религиозную специальность.

Какие учебные заведения считаются нежелательными?

Цитата из технической спецификации: «Обеспечение понимания деятельности и угроз нетрадиционных христианских религиозных организаций и групп. Раскрытие природы нетрадиционной религиозной идеологии. Объяснить необходимость религиозной грамотности, окружения, доброты и любви родителей и членов семьи, чтобы молодое поколение не впадало в негативную идеологию».

Авторы неожиданно сужают нежелательное религиозное образование до нетрадиционных христианских конфессий. Видимо, по всем остальным направлениям обучаться можно без последствий, и лишь нетрадиционный христианский фундаментализм представляет собой угрозу для казахстанского общества и его «традиционного мировоззрения».

Какие именно христианские конфессии управление религии считает нетрадиционными и опасными для казахстанцев, тоже остаётся загадкой. Управление религии ходит по тонкому льду между несколькими статьями Конституции РК.

Какие технические требования предъявляются к фильму?

Управление религии хочет получить два документальных фильма хронометражем 20-25 каждый. Лента должна быть представлена на казахском языке и иметь русский дубляж. Дополнительно прописано несколько требований к технически качественному производству: наличие дикторской студии звукозаписи, осветительное оборудование, разрешение видео и т.д.

Однако в документации к конкурсу прописано несколько требований, не выдерживающих простого вопроса «зачем?».

Например, через пять дней после заключения договора требуется предоставить по три варианта сценария на каждый фильм. Зачем именно три? Точно ли заказчик адекватно представляет объёмы и сроки работ по подготовке сценария для двадцатиминутного документального фильма?

Требуется наличие архивных материалов по темам фильма. Опять же, нет никакого уточнения, что именно подразумевается под «архивными материалами». Если нельзя использовать общедоступные, то какого рода материалы требуются? Если можно, для чего отдельно прописывать требование по их наличию?

Управление религии требует наличия у поставщика квалифицированного сотрудника-журналиста, квалификация которого подтверждается договором, нотариально заверенным дипломом или «справками». Зачем – не ясно, почему он должен иметь подтверждающий документ – тоже. При этом ни сценариста, ни режиссёра в списке требований нет, не говоря уже об их квалификации.

Нужна ли эта закупка?

В целом не ясно, для чего расходуются 5.5 миллионов. Выдвигаемые требования и задачи, которые пытаются решить с их помощью, выглядят как пустая трата денег налогоплательщиков. Однако, даже если проигнорировать все странности указанных требований и целей, оценка эффективности такого предприятия всё ещё остаётся проблемой.

Конкурс выиграл поставщик, который пока не имел договоров с госучреждениями. Съёмки должны пройти в марте-апреле, поэтому результат должен быть опубликован скоро.