Ресоциализация осуждённых

Рассказываем, как выглядят типичные закупки, направленные на ресоциализацию осуждённых, и о том, почему это проблема.

Высокая вероятность рецидива 

Авторы проекта концепции обеспечения общественной безопасности утверждают, что 40% лиц, совершивших уголовное правонарушение, ранее привлекались к уголовной ответственности. При этом 91% процент всех повторных преступлений совершаются тремя категориями граждан: 

  • Освобождёнными из учреждений уголовно-исполнительной системы по прошествии одного года;
  • Осуждёнными к альтернативным видам наказаний (штрафы);
  • Лицами, в отношении которых прекращено досудебное расследование по нереабилитирующим основаниям (то есть случаи, когда человек признаётся виновным, но наказание не применяется). 

Государственные программы

С 2017 по 2019 годы на территории республики действовала Комплексная стратегия социальной реабилитации граждан, освободившихся из мест лишения свободы. 

Стратегия предполагала обучение и трудоустройство заключённых ещё в местах лишения свободы, после освобождения – поддержку в трудоустройстве и сопровождение социальным работником (юридическая поддержка и иные аспекты). Она была хорошо конкретизирована, расписана на этапы, учитывала реальные потребности бывших заключённых. Но, увы, не была продлена. 

Служба пробации

Действия по ресоциализации заключённых и осуждённых сейчас осуществляется местными службами пробации – отдельными госорганами. 

Оценить их деятельность крайне тяжело, не имея доступа ко внутренним документам. Никакой публичной отчётности службы не предоставляют, закупки ими не организовываются. Финансирование служб пробации тоже остаётся достаточно непрозрачным, поскольку они включены в общий бюджет, выделяемый для органов уголовно-исполнительной системы. 

Типичная закупка

В Узункольском районе Костанайской области есть конкурс на поставку услуг по «ресоциализация освободившихся из мест лишения свободы, а также лиц находящихся на учете службы пробации»

Сумма закупки – всего 500 тысяч тенге. 

Да, район небольшой и объединяет под собой всего несколько сёл, но аналогичные суммы почти в любом районе, где такие закупки вообще проводятся. Практически нигде закупка не превышает миллиона тенге – насколько серьёзное действие могут оказать стол недофинансированные попытки ресоциализации?

Что хотят от поставщика? 

За выделенные 500 тысяч акимат хочет: 

  • Семинары и тренинги (не менее 5) на темы трудоустройства, возвращения в общество, восстановления документов и т.д. 
  • Работа со СМИ, освещающая деятельность по ресоциализации осуждённых.
  • Разработка, печать и распространение информационных брошюр для лиц, в отношении которых проводятся мероприятия. 
  • Привлечение подопечных к культурно-массовым мероприятиям. 
  • Мониторинг адаптации и обустройства лиц с ежеквартальным отчётом. 

Аналогичные закупки

В Житикаринском, Денисовском и Фёдоровском районах той же области эти услуги по схожим суммам закупили из одного источника, поскольку желающих поучаствовать в конкурсе не находится. 

Действия, перечисленные в технической спецификации, предполагают бОльшие затраты, чем сумма закупки. Да, они закупаются государственным социальным заказом и предполагают деятельность некоммерческих организаций. Однако должна ли организация тратить на это собственные средства? 

Вдобавок ко всему вышесказанному, здесь тоже встречается проблема прозрачности – невозможно отследить, насколько целевым образом расходуются выделяемые средства. 

Смешанные закупки

Для некоторых закупок предусмотрен значительно бОльший бюджет. В Степногорске, например, за 27 миллионов закупаются услуги для смешанной категории – для лиц без определённого места жительства и для лиц, освободившихся из мест лишения свободы. 

В технической спецификации предусматривается предоставление услуг проживания, при этом его длительность отличается в зависимости от времени года и наличия у обратившегося лица «желания наладить свою жизнь и быть включенными в процесс ресоциализации». 

При этом из услуг ресоциализации здесь указано только восстановление документов и мониторинг пребывания в хабе. В списке упоминаются ещё «специальные социальные услуги с учётом индивидуальных потребностей получателей услуг, ориентированных на повышения уровня их личностного развития, социально трудовой адаптации».


В тексте нет никакой конкретики: когда, кого, каким образом обучают, трудоустраивают или помогают в поиске иной деятельности. Техническая спецификация, в целом, направлена больше на лиц, которым негде жить, чем на осуждённых, потребность которых в ресоциализации не меньше.

Что делать?

При упомянутой статистике, ресоциализация – явно слабое место УИС Казахстана. Международные рекомендации делают упор именно на этой составляющей борьбы с преступностью. 

Мы считаем, что процесс перехода осуждённых к нормальной социальной жизни сильно недофинансирован. Службы пробации плохо подвержены общественному контролю, прозрачность привлекаемых общественных организаций тоже остаётся под вопросом. Результаты их деятельности плохо отражаются в цифрах. 

Приоритетом, с точки зрения редакции, должны быть ясные и крайне конкретизированные государственные программы республиканского уровня, в которых будут соблюдаться международные рекомендации.