Тюремный бизнес 


Прямые договоры, низкая конкурентоспособность и полная непрозрачность

Недавно мы писали о реабилитации бывших заключённых. Сегодня поговорим о том, как устроены закупки на предприятиях, связанных с работой людей, отбывающих наказание. 

Новый законопроект

На сайте открытых НПА с 14 апреля обсуждался проект приказа, утверждающего перечень товаров, работ и услуг, которые могут закупаться путём прямого заключения договора. К перечню прилагается и список организаций, у которых всё вышеперечисленное приобретается. Их всего две – «Еңбек» и «Еңбек-Өскемен». 

Такой перечень уже существует и определён он постановлением правительства РК в 2016 году. Новый в точности его повторяет, в связи с чем мы задались вопросом о необходимости нового НПА. Написали запрос в Комитет уголовно-исполнительной системы и получили ответ.

Что говорит КУИС?

Предметно – ничего. Нам не объяснили, с какой целью создан новый НПА. Вся разница между новым и старым заключается лишь в типе НПА: предыдущий был постановлением правительства, новый является приказом министра внутренних дел. 

Зато КУИС поделился другой информацией. Во-первых, они обозначили своё видение «Еңбек» и «Еңбек-Өскемен», сказав, что основной целью предприятий является трудоустройство заключённых, а не экономическая выгода. Во-вторых, заявили, что предприятия УИС не финансируются и не получают средств из республиканского бюджета, а живут на собственные средства. 

А в чём проблема?

Редакция Goszakup turaly полностью солидарна с представителями бизнеса, которые оставили комментарии на сайте открытых НПА. Бизнес недоволен тем, что у него отбирают конкурентное поле и возможность зарабатывать. Пишут, например, такое: 

«Просим соблюдать принцип добросовестной конкуренции, гарантированный Конституцией Казахстана. РГП на ПХВ «Еңбек» должны находиться в таких же конкурентных условиях, что и отечественный бизнес, то есть МЫ. Считаем, что Перечень и объемы ТРУ должны утверждаться Постановлением Правительства Республики Казахстан с соблюдением соответствующих норм законодательства. Данный приказ принимать и регистрировать недопустимо».

Прямые договоры от прямых договоров

Проблема, однако, глубже, чем может показаться. Если бы только предприятия УИС могли заключать прямые договоры с «Еңбек» и «Еңбек-Өскемен», то ситуация была бы лучше. 

Плохо то, что «Еңбек» и «Еңбек-Өскемен» сами имеют возможность искать подрядчиков без конкурса, тоже напрямую заключая договоры. Закономерный вопрос: зачем в этой цепочке «Еңбек» и «Еңбек-Өскемен»? 

Закупки «Еңбек»

Только за 2023 год (напоминаем, что прошло всего четыре месяца) «Еңбек» заключил с подрядчиками 80 прямых договоров на общую сумму 2 958 466 656. Три миллиарда тенге, которые не ушли в конкурентную среду и отследить целевое использование которых без доступа в режимные (то есть закрытые от постороннего наблюдения) просто невозможно.

При этом значительная часть поставщиков по закупкам «Еңбек» работает исключительно с этой организацией. 

Что закупают?

В основном приобретаются материалы для дальнейшей их обработки заключёнными. У обувной фабрики SAMHAT, например, приобрели нити, клей, кожу, ткани, подошвы и другие заготовки для производства обуви, на что в сумме потратили 30 миллионов тенге. 

Неясно, насколько цены товаров вообще «в рынке». Вполне вероятно, что при конкурентном способе закупки нашлись бы поставщики, которые предложили бы материалы за меньшую цену. Некоторые товары даже в розницу можно купить выгоднее, чем в договорах.

Закон

Проблема, как это нередко случается, заключена в законе. Подпункт 29 пункта 3 статьи 29 закона о госзакупках о закупе из одного источника: 

«Приобретение государственными предприятиями учреждений уголовно-исполнительной (пенитенциарной) системы сырья, материалов и комплектующих изделий для производства товаров, работ, услуг в целях трудоустройства осужденных осуществляется на основании договоров, заключенных с юридическими лицами».

Материалы прямыми договорами «Еңбек» может приобретать бесконечно, пока не исчерпает все средства. Естественно, что предприятие будет этим пользоваться. Как естественно и то, что здесь будут гарантированные злоупотребления. 

Интересно, что конкурентным способом «Еңбек» заключил почти вдвое (44) меньше договоров за аналогичный период, общая их сумма – 48 261 912 тг. 

48 миллионов конкурентных против 3 миллиардов неконкурентных и крайне непрозрачных. В то же время КУИС в ответе на наш запрос пишет: «на сегодняшний день, по ряду объективных и субъективных причин, в том числе изложенных выше, предприятия УИС не имеют равных условий и возможностей для конкуренции с субъектами бизнеса».

Может быть, вопрос конкуренции в таком случае надо пытаться решать хотя бы снижением цены материалов? А этого можно добиться, если снизить количество прямых договоров. 

Новый приказ и действующий закон

Сложности для бизнеса связаны с перечнем товаров, которые закупаются напрямую. Сложности для граждан и бюджета связаны с тем, что никакой прозрачности нет в поиске подрядчиков уже после заключения договоров. 

Превращение проекта в действующий НПА нежелательно, но вполне вероятно. Даже с ним вполне можно было бы существовать, если бы «Еңбек» был обязан разыгрывать все свои закупки открытым конкурсом. А значит – менять надо не проект приказа и перечень, а закон.

Читайте также